• Чужеземные насекомоядные болотные растения


    В растительном царстве существует немало видов, цветы или листья которых приспособлены для поимки различного рода насекомых, иногда довольно крупных. Эти растения живут в болотах. Не все они представляют одинаковый интерес; всего любопытнее те из них, которые не только ловят насекомых, но и употребляют их в пищу; такие растения называют насекомоядными, или плотоядными. Несчастные пойманные насекомые разлагаются соками растений медленно и постепенно, следовательно, о настоящем пожирании и переваривании не может быть и речи; поэтому, занимающие нас растения вернее было бы назвать «животноловящими», но мы предпочитаем употреблять уже установившееся и повсюду принятое название.

    Общераспространенное мнение, что ловящие насекомых растения (а в особенности только что упомянутые наиболее интересные их представители) нуждаются для успешного развития в «мясной пище», несостоятельно, так как даже там, где им не представляется случая ловить насекомых, они при надлежащем уходе развиваются с пышностью, не оставляющей желать ничего лучшего.

    К сожалению, насекомоядные болотные растения принадлежат к числу пасынков торгующих садовников, а вследствие этого и любителей. Только в некоторых обширных английских садовых заведениях, обладающих всевозможными растениями, можно в числе других найти также богатые собрания насекомоядных видов.

    Помимо этих заведений, распространение их ограничивается ботаническими садами, но и в последних редко приходится видеть их в настолько удовлетворительном состоянии, чтобы составить себе полное представление об их своеобразной красоте.

    Из семейства кувшинчатых, имеющих наибольшее право на наше внимание, особенно интересен род Nepentes (рис. 267), представители которого принадлежат к обитателям тропических стран Старого Света. Эти чрезвычайно любопытные растения, достигшие широкого распространения в культуре и встречающиеся в теплицах почти всех богатых любителей, к сожалению, совершенно непригодны для содержания открыто в комнатах и растут успешно только во влажно-жарких теплицах.


    Рис. 267. Nepentes.

    Непентесы напоминают характером своего роста лианы: их длинные листья в действительности только листообразно расширенные черешки, вытянутые на конце в тонкий и гибкий стебелек, представляющий собой приспособление для лазания, которое, встретив какую-нибудь опору, обвивается вокруг нее. Стебелек оканчивается кувшиновидным образованием, в молодом возрасте закрытым, содержащим в нижней своей части тягучую жидкость; этот кувшин и есть настоящий, но только видоизмененныи лист. Когда кувшины, имеющие вначале вид маленьких узелков, разовьются приблизительно наполовину, крышечка на них приподнимается и открывает отверстие. Впоследствии она так и остается приподнятой, и так как она перестает увеличиваться гораздо раньше прекращения роста самого кувшинчика, то ее размеры оказываются несоответствующими ширине отверстия последнего. Форма кувшинов у различных видов чрезвычайно разнообразна: иногда они бывают маленькие и изящные, иногда крупные и сравнительно грубоватые; иногда узкие и длинные, иногда же шарообразно расширенные; у одного вида они до того велики, что внутри их мог бы поместиться голубь. Окраска также разнообразна: у одних видов она однотонная, зеленоватая или желтоватая, у других она своей яркостью и причудливостью узоров как бы соперничает с самыми блестящими цветами первобытного тропического леса. Насекомые, вероятно, принимающие колеблющиеся при малейшем ветре кувшинчики за цветы, проникают в своих поисках за сладким нектаром через открытые устья в их внутренность, не подозревая грозящей им гибели. Раз попав внутрь кувшина, насекомое обречено на неминуемую смерть. Острые, направленные книзу волоски, окружающие устье наподобие венца, препятствуют обратному выходу, и в конце концов утомленные пленники скользят по гладким внутренним стенкам и попадают в липкую жидкость. Цветы непентесов совсем невзрачны. К сожалению, как только что было упомянуто, эти растения не могут расти в комнатах открыто, но нам известно несколько удачных попыток воспитывать их в больших отапливаемых комнатных тепличках, воздух которых насыщен водяными парами. Последнее условие, как существенно необходимое для успешного роста непентесов, выполняется и в настоящих теплицах, где их вешают обыкновенно над подогреваемым водяным бассейном.

    Непентесы требуют летней температуры не ниже 17°, а зимней—около 15°. Сажают их в плоскую посуду, так как корни их не углубляются в почву, а стелются близ ее поверхности. Землю составляют из двух частей волокнистой бурой торфяной земли и одной части рубленого белого болотного мха (Sphagnum), с добавлением битых черепков. Поливку и опрыскивание производят в изобилии. Зимой непентесы также содержатся более влажно, чем другие растения.

    Существует, как уже было упомянуто, много видов и садовых помесей непентесов, перечислять которые было бы бесцельно. Назовем только Nepenthes destillatoria, с острова Цейлон, и его разновидность — N. destillatoria rubra, заслуживающие особого упоминания вследствие того, что из всех видов и разновидностей они довольствуются наиболее низкой температурой и потому могут воспитываться в неотапливаемом террариуме, поставленном в жилой комнате.

    Близко к непентесам стоят болотные кувшинчатые растения из более холодного климата, для которых температура жилых комнат слишком высока и которые не страдают от небольшого мороза. Некоторые из этих растений могут выдерживать зиму на воздухе, в средней полосе России— с укрытием от мороза, а несколько южнее — даже без него. Эти виды представляют собой благодарный материал для внимательного наблюдателя.

    Самые распространенные и самые благодарные в культуре кувшинчатые растения— представители рода Sarracenia, составляющего вместе с двумя другими менее распространенными родами семейство саррацениевых. Некоторые из них изображены на прилагаемых рисунках (рис. 268—271). На этих рисунках видно, что листовые черешки имеют вид полой, почти цилиндрической или вверху расширенной трубы или высокого кувшина. Они выделяют липкий сок, собирающийся на дне, и покрыты внутри бесчисленными мелкими шипами, обращенными вниз. Всякого рода мелкие насекомые стремятся к этим кувшинчикам как к цветам, привлекаемые часто поразительно яркой и блестящей окраской лоскутообразного придатка, который есть не что иное, как сам лист или, точнее, его пластинка. У одних видов этот придаток имеет корытообразную форму и составляет как бы продолжение кувшина (см. рис. 268), у других же он наклонен над отверстием последнего в виде зонтика (см. рис. 269, 270, 271). Горе тому насекомому, которое соблазнится привлекательной окраской и вползет во внутренность кувшина: входной путь легок и гладок, но обратно — к свету и свободе — прегражден обращенными внутрь колючками. Тщетны отчаянные попытки вновь достигнуть отверстия; в конце концов маленькие пленники падают в жидкость, наполняющую нижнюю часть кувшина. Часто находят в одном кувшине несколько сотен маленьких жучков и мошек. Не все виды ловят насекомых одинаково успешно; к числу лучших ловцов относится желтоватая саррацения (Sarracenia flava), изображенная на рис. 269. Один только экземпляр этого растения, воспитывавшийся мной в большой комнате, очищал последнюю от всех залетавших в нее мух и мошек; каждый раз, когда я подходил к растению, я постоянно находил свежепойманных мух, которые не были в состоянии освободиться даже в том случае, если кувшин был уже почти полон. Для большинства видов саррацений тот факт, что клеточки их выделяют внутри кувшинов жидкость, твердо установлен авторитетными наблюдателями, но для Sarracenia purpurea (пурпуровая саррацения, рис. 268) этот факт, по мнению профессора Кернера, остается сомнительным. Возможно, что жидкость внутри кувшинов этого вида не что иное, как накопившаяся дождевая вода, которая, как показывает рисунок, легко может в них попадать вследствие особенного расположения придатков или листовых пластинок.


    Рис. 268. Sarracenia purpurea.

    Пурпуровая саррацения — единственный вид, нуждающийся для успешного роста в постоянном опрыскивании, тогда как все остальные саррацении, наоборот, не опрыскивают, чтобы отяжелевшие от попавшей в них воды кувшины не сломались. Кувшины S. purpurea в середине несколько расширены, а к устью вновь сужены и оканчиваются испещренной красными жилками листовой пластинкой. Основанием своим кувшины прилегают к влажной почве, как это можно видеть на нашем рисунке, представляющем поставленное наклонно горшечное растение. Благода1 ря такому строению, кувшины способны накапливать в себе очень много воды, но если вес последней становится для них слишком тяжел, они не ломаются, а просто ложатся на бок: излишняя вода вытекает вместе с мертвыми насекомыми, и облегченный кувшин вновь приподнимается.


    Рис. 269 S. flava (желтоватая саррацения)

    В экономии природы поражает то обстоятельство, что саррацении убивают столько тысяч насекомых, несмотря на необходимость этих последних для оплодотворения их цветов. На нашем рисунке (рис. 270) можно видеть один из этих своеобразно устроенных цветов. Уже самой ранней весной, задолго до начала образования молодых кувшинчиков, появляются на длинных стрелках одиночные пониклые цветы. Женский органих — пестик — имеет замечательную форму: он походит на парашют или зонтик, обращенный выпуклой стороной наружу и защищающий таким образом тычинки и плодовые завязи. Лепестки ложатся в выемки нижнего края этого зонтика и, следовательно, предохраняют внутренние части цветка от сырости. Проникающие в цветок насекомые покрываются цветочной пыльцой, и так как при обратном выползании из цветка они невольно должны коснуться края пестика, по которому расположены рыльца, то часть пыльцы остается на последних и таким образом происходит оплодотворение. Цветы окрашены обыкновенно в различные оттенки красного или желтоватого цвета; иногда они очень красиво расписаны, но все-таки главная декоративная ценность саррацений заключается в кувшинах. Sarracenia purpurea (пурпуровая саррацения, рис. 268) — наиболее распространенный и выносливый вид. Отечество ее, как, впрочем, и остальных видов, — Северная Америка. Саррацений встречаются в местностях с болотистым грунтом на всем пространстве от Канады до Флориды, но распространение каждого отдельного вида ограничено.


    Рис. 270. Sarrac,enia illustrata.

    Из видов, попадающихся довольно часто в торговле, мы рекомендуем S. flava (желтоватая саррацения, рис. 269), S. illustrata (расцвеченная саррацения, рис. 270), сорт, выведенный в садах посредством перекрестного опыления и ловящий, подобно предыдущему, очень много насекомых, и S. Drummondi (Друммондова саррацения, рис. 271), имеющую чрезвычайно красиво расписанные кувшины, но более требовательную относительно тепла, чем ранее названные виды. Что касается культуры саррацении. то следует строго различать период покоя и период вегетации. Период покоя как раз совпадает с нашими зимними месяцами. Саррацении совсем не требовательны относительно тепла, кроме одной, уже упомянутой выше. За границей их держат зимой в так; называемых холодных ящиках: это прямоугольные ямы, обложенные досками и закрытые сверху парниковыми рамами. В таких ящиках горшки погружаются в толстый слой мха, а в сильные холода сверх рам накладывается укрытие, не допускающее до растений мороза. Если бы саррацении не: любили влажного воздуха, их можно было бы на зиму ставить открыто в прохладной комнате; но так как от этого кувшины сохнут, то всего лучше помещать саррацении на зиму в комнатную тепличку, поставленную на окне холодной комнаты. Главнейшая часть зимнего ухода заключается в поливке; так как и во время отдыха саррацении до некоторой степени нуждаются во влажности. Осенью и зимой над корневой шейкой образуются сильные головки, которые представляют собой не что иное,как начало будущих кувшинчиков; с возобновлением солнечных весенних дней головки дружно трогаются в рост. Это самый благоприятный момент для пересадки.


    Рис. 271. Sarracenia Drummondi.

    Растениям дают чистые горшки с толстым дренажным слоем из битых черепков; землю используют самую рыхлую, пористую, разбитую на сравнительно крупные комья. Наиболее пригодна смесь очищенной от насекомых и личинок торфяной или болотной земли с небольшим количеством крупного песка, рубленого болотного мха и, пожалуй, мелких угольков. Нам случалось также видеть- весьма успешную культуру саррацений просто в чистом болотном мху. Перед пересадкой поверхность кома осторожно разрыхляют заостренной палочкой. Пересаженные саррацений, как растения болотные, требуют самой обильной поливки — не менее двух-трех раз в день. Сверх того им необходимо частое проветривание и такое место, где бы они могли пользоваться полным солнечным светом. Ранее появления новых кувшинов распускаются описанные выше цветы, а уже после них быстро вырастают молодые кувшины. Старые испорченные прошлогодние кувшины могут быть удалены не ранее того, как молодые достигнут полного развития.

    Дарлингтонии (Darlingtonia) также представляют собой весьма интересные кувшинчатые растения. Род Darlingtonia принадлежит к семейству саррацениевых и состоит только из одного известного до сих пор вида — D. californica (калифорнская дарлингтония), растущего в диком виде к западу от Калифорнских Скалистых гор. Полые листья или кувшины дарлингтонии изогнуты в виде буквы S и достигают в высоту 50—60 см. Окрашены они весной в ярко-зелет ный с красно-розовыми жилками цвет, переходящий летом в красивый пурпурный. У основания кувшины узки, кверху же постепенно расширяются, а конец их вытянут и загнут в виде купола или шлема. Часто кувшины бывают слегка скручены. Под шлемообразным куполом находится маленький треугольный придаток или крышечка, состоящая из двух боковых лопастей. Устье кувшина обращено книзу и защищено куполом от проникновения в него воды, к чему, как показали наблюдения, кувшины весьма чувствительны. Маленькие, расположенные под куполом лопасти придатка служат насекомым как бы висячей платформой или мостиком, показывающим им дорогу во внутренность кувшина, содержащего лакомый медовый сок. Раз забравшись внутрь, насекомые лишь в редких случаях находят выход: они укалываются, натыкаясь на покрывающие внутренние стенки кувшина волоски, и погибают. Мертвые насекомые в кувшинах совершенно высыхают. У саррацений, как мы видели, кувшины бывают однолетние; у дарлингтонии, при хорошей культуре, они держатся от двух до пяти лет. Цветы появляются весной, перед началом роста. Они сидят поодиночке на длинных ножках и окрашены в желтоватый цвет; строением своим они отличаются от цветов саррацений, но, подобно последним, могут оплодотворяться исключительно при посредстве насекомых. Культура дарлингтонии совершенно сходна с культурой саррацений, но пересадку достаточно производить через год. Дарлингтонии с течением времени меняют свое место или как бы движутся, так как ползучее корневище удлиняется, а молодые кувшины вырастают из его оконечности. Таким образом, растение, посаженное в середине горшка, переходит в конце концов к самому краю, где оно, по-видимому, чувствует себя особенно хорошо; но тут-то обыкновенно и наступает необходимость пересадки, и его опять водворяют в самую середину нового горшка.

    Весьма интересное кувшинчатое растение — Cephalotus follicu-laris (кубышчатый цефалотус), единственный вид рода Cephalotus. Это растение очень близко к камнеломкам (Saxifraga) и принадлежит к тому же семейству камнеломковых. Листья этого растения вырастают розетками и бывают двух родов: обыкновенные — плоские, черешчатые, эллиптические, сидящие внутри розетки, и короткие—на цилиндрических черешках, превращенные в ловушки для насекомых, раздутые в виде мешка или кубышки и лежащие на земле. Последние, по-видимому, рассчитаны на поимку главным образом ползающих насекомых и личинок. Над устьем каждой кубышки находится полуприподнятая крышка. Края устья и крышки окрашены в яркие цвета и покрыты белыми пятнышками и пурпурными жилками, что иногда привлекает также и летающих насекомых, но рубчатые дорожки, расположенные на наружной стороне кубышек, указывают путь преимущественно бескрылым насекомым. Из середины обыкновенных, не превращенных в ловушки листьев возвышается цветочная стрелка, длиною около 18—20 см, несущая маленькую кисть довольно невзрачных белых цветов.

    Отечество Cephalotus follicularis — восточная часть Новой Голландии, где он растет на болотах. Подобно всем новоголландским видам, он принадлежит к числу так называемых холодно-оранжерейных растений, но так как он любит влажный воздух, то воспитывается под стеклянным колпаком. Температура жилых комнат для него слишком высока, и он переносит ее хуже, чем саррацении, а кроме того требует некоторой защиты от яркого солнца. Это растение развивается всего лучше в разбитой на не особенно мелкие куски вересковой или торфяной земле, перемешанной с небольшим количеством рубленого болотного мха и крупного песка. Горшки ставят поближе к окнам в прохладной комнате.

    К числу насекомоядных болотных растений, представляющих для наблюдателя большой интерес, принадлежат также представители семейства росянковых (Droseraceae), а именно различные виды родов Drosera и Dionaea. Растения, принадлежащие к роду Drosera (росянка), свойственны между прочим и нашей туземной флоре и потому известны всем, интересующимся растительным миром. Листья у них прикорневые, расположенные розетками; верхнюю сторону листьев покрывают многочисленные реснички, снабженные желёзками; эти реснички бывают неодинаковой длины и оканчиваются булавовидными утолщениями, на которых висят блестящие капельки очень липкой жидкости. Насекомые принимают эти капельки за мед и садятся на листья, причем дотрагиваются до желёзок, которые тотчас начинают выделять кислую жидкость и фермент, действие которого на белковые соединения сходно с действием пепсина. Прилетевшие насекомые, прилипнув к ресничке, пытаются освободиться и очистить клейкое вещество, но все их усилия приводят лишь к тому, что они прилипают еще крепче; наконец, все их тельце покрывается клеем, который закупоривает их дыхательные отверстия, и несчастные жертвы погибают от задушения. Когда какое-нибудь насекомое поймается на ресничку, то бывает в высшей степени интересно наблюдать, как все прочие реснички того же листа постепенно нагибаются по направлению к тому месту, где находится пойманное насекомое. Если попадутся одновременно два насекомых в двух разных местах листа, то реснички разделяются на две группы, и каждая из них стремится к своей цели — ближайшему насекомому.


    Рис. 272. Drosera dichotoma.

    До сих пор известно около 40 видов росянок; почти все они — о к довольно невзрачные растеньица. Изображенная на нашем рисунке (рис. 272) -Dro-sera dichotoma, или D. binata (росянка), принадлежит к наиболее красивым представителям рода; отечество ее — Австралия. По мнению Дарвина, этот вид едва-ли не самый крупный, в сравнении с другими почти гигантский: он достигает 45—55 см в высоту. Как видно из рисунка, это растение;нисколько не похоже на наши туземные виды — D. rotundifolia (круглолистная росянка), D. longifolia (длиннолистная росянка), D. intermedia (средняя росянка) и D. obovata (овальнолистная росянка). Дарвин указывает как на замечательную особенность — на присутствие у описываемого вида желёзок также и на нижней стороне листьев, Drosera dichotoma — весьма благодарное растение для горшечной культуры; она удается в такой же земле какая была нами рекомендована для саррацений. Растения должны стоять на окне умеренно теплой комнаты.


    Рис. 273. Dionaea muscipula.

    Тогда-как род Drosera, как только что было сказано, имеет до 40 известных видов, большинство остальных родов семейства росянковых включает только но одному виду. Из всех этих растений для нас имеет наибольший-интерес» Dionaea muscipula (мухоловка), которая встречается в торговле чаще всех других чужезем^ ных насекомоядных растений. На нашем рисунке (рис. 273) изображен экземпляр D. muscipula с его невзрачными цветами. Отечество этого растения — сравнительно небольшая область в восточной части Северной Америки, от Лонгто онч Айланда (Long Island) до Флориды.
  • Новое на форуме

    dm18

    Прошу помочь молочаю


    Здравствуйте!


    Посоветуйте, пожалуйста, как я могу помочь своему молочаю, который

    dm18 11.08.2018, 23:16 К последнему сообщению